Индекс ~ Биография ~ Тексты ~ Фотогалерея ~ Библиография ~ Ссылки ~ Проект





Илья Раскин

Материя

Написано в 1981. Публикуется впервые.


«Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется нашими ощущениями, существуя независимо от них» (В.И. Ленин, ПСС, т. 17, с. 131).

Э.В. Ильенков написал для «Философской энциклопедии» статью «Идеальное», однако статью «Материя» он не писал (писал не он), а написал статью «Субстанция». Факт этот может быть объяснен самыми разными причинами, и вряд ли он — основание для сколь-нибудь серьезных выводов о чем бы то ни было. Однако он навел на некие размышления; вот их результат.

Во-первых, что такое категория. По всей видимости, категория – это форма мышления, а не просто слово. То, что слово существует для «обозначения» (кроме прочего) — бесспорно. Однако не столь несомненно, являются ли формы мышления »обозначающим». Это окажется так только в случае, если эти формы субъективны и не имеют «онтологического статуса». Если же эти формы оказываются формами мышления лишь в силу того, что они суть (в первую очередь) формы бытия, то тогда они будут не обозначать, а прямо являться тем, что они призваны были бы обозначать в случае их субъективности.

(Разница между «быть» и «обозначать», во всяком случае, применительно к природе категории, оказывается принципиальной. В среде разнообразных субъективистов, где нередко приходится оказываться, то и дело можно услышать, что материя — это именно «обозначающее», т.е. идеальное, а обозначаемое — Бог его знает что, и прочие семантические спекуляции).

Во-вторых, отчего категория определяется у Ленина через свою противоположность: материя, к примеру, через не-материю, сознание? В «Материализме и эмпириокритицизме» объясняется, почему: понятия вообще определяются через род и вид, но категории (в силу того, что они «наиболее общие понятия», наиболее широкие обобщения) не имеют высшего рода и в силу этого определяются через свою противоположность. Категории, то есть, получаются посредством обобщения и отвлечения, либо же, абстракции.

Все это сомнительно. Сомнительно, что понятия определяются чрез род и вид (научные, по крайней мере), а также то, что категории получаются путем абстракции. Людей, доказывавших (и доказавших), что категории — это не абстракции, но, напротив, «конкреции», такое количество, что сразу не сообразишь, на кого сослаться. Сошлюсь на Гегеля.

Еще одна причина для того, чтобы определять материю не через самое себя, не «в себе», но через ее отношение к «иному» та, что иначе материя определялась бы через какое-нибудь свое свойство, которое «современной науке» (естествознанию) представляется всеобщим, но кризис в физике показал, что такие определения материи неизбежно устаревают, что, следовательно, всеобщим »в себе» материя не обладает, посему это всеобщее свойство и устанавливается отношением к сознанию, «в себе» же материя представляет собой некое многообразие, из объективного единства не исходящее и к нему не приводимое.

Однако: понятия (категории в частности) следует определять (будучи материалистом) так, как «определяемая» реальность «определяется» сама по себе: научное определение должно следовать объективной логике вещей; определение вещи «для нас» — это рефлексия ее определения «в себе», иначе от субъективизма в той или иной форме деться будет некуда. Положение это тривиально, однако следовать ему оказывается затруднительно. По всей видимости, определение материи через сознание не находится в согласии с этой тривиальностью. Ведь материя, именно поскольку она существует помимо сознания, определяется не через сознание, а через самое себя, в себе. Определяться через самое себя — это, как известно, признак, характеризующий субстанцию, причину самой себя.

Собственно, это самое свойство и зафиксировано в ленинском определении, но негативным образом: существовать независимо от сознания и значит существовать зависимо от самой себя. Однако предпочтительность «позитивного» определения несомненна: если определение материи через сознание абстрагируется от всех качеств материи и перейти от этой абстракции к чему бы то ни было более содержательному нет никакой возможности (а ведь диалектическое понимание категорий требует именно такого восхождения), то позитивное определение материи как субстанции содержит указание на внутренний закон ее бытия, принцип причинности — а это именно такое всеобщее содержание, которое позволяет «восходить к конкретному».

Категория, действительно, определяется через противоречие, но через внутреннее противоречие самого бытия; не противоречие материи и не-материи, но противоречие самой материи; источник ее самодвижения здесь фиксируется объективным же образом.

Кстати, если материю понимать не «позитивно», а через ее отношение к сознанию, то «выводить» из нее сознание — не выйдет, сознание здесь уже пред-положено, выводить нечего, т.к. налицо «принципиальная координация».

Мы говорим о материи и сознании, но на стр. 131 известного тома Ленина материя определяется не через сознание, а через ощущение. (На стр. 276, правда, через сознание, но имеет смысл рассмотреть, как наиболее употребимое, определение со стр. 131). Но правда ли, что материя «копируется и фотографируется» ощущениями? Законы – что физики, что экономики, от сознания и воли не зависят, и по этой причине нисколько не идеальны. Какими же ощущениями они «фотографируются»? Из этого не следует никакой агностицизм, следует лишь то, что диалектический материализм не может быть сенсуализмом, а материю нельзя определять через ощущения.

Итак.

Определение категории как «наиболее общего понятия», получаемого путем абстрагирования, заимствовано, скорее всего, из курса вполне не-диалектической традиционной логики (имеющей в этом смысле мало отношения даже к Аристотелю).

Если принять приведенное у Ленина понимание категории, то либо придется признать, что определение на стр. 131 не следует логике самого предмета, т. е. ненаучно, либо придется признать, что логикой этого предмета является принципиальная координация, а Земля до человека не существовала.

Итак: если материя — это категория диалектики (логики), то она может быть «логично» (диалектически и материалистически) определена только как субстанция.