Индекс ~ Биография ~ Тексты ~ Фотогалерея ~ Библиография ~ Ссылки ~ Проект





Всеобщее

Большая Cоветская Энциклопедия, т. 5, с. 453.


– форма существования всех особенных и единичных явлений, закономерная форма их взаимосвязи в составе конкретного целого. Различаются абстрактно-всеобщее и конкретно-всеобщее. Абстрактно-всеобщее – отражаемое в созерцании и представлении сходство, подобие, тождество всех чувственно-воспринимаемых явлений, одинаково свойственные каждому из них, взятому порознь, «признак» (определённость вообще). Конкретно-всеобщее – отражаемая в понятии внутренне необходимая связь (взаимообусловленность) различных и противоположных явлений, закон их перехода и превращения друг в друга, выступающие на поверхности явлений не в виде их сходства, подобия и тождества, а, наоборот, через их различие, особенность, противоположность.

Полемика между различными решениями проблемы всеобщего пронизывает всю историю философии. Первоначально для философии характерно непосредственно-предметное толкование всеобщего – как воды, огня, апейрона, воздуха, т.е. как особенного вещества, из которого состоят все вещи, как их субстанции. Этому пониманию противостоит толкование всеобщего как бестелесного прообраза единичных вещей, как «чистой формы». В попытках соединить два указанных аспекта «путается» и «бьётся», по выражению В.И. Ленина, мысль Аристотеля 1. Трудности, связанные с отношением всеобщего к особенному и единичному, лежат и в основе спора между двумя философскими направлениями – реализмом и номинализмом – в средние века. Наличие всеобщего в сознании (в мышлении, языке) несомненно для философов всех направлений, и спор идёт исключительно об объективной реальности всеобщего вне сознания, вне мышления. Субъективно-психологическое толкование всеобщего как «значения знака», как абстракции от всех объективных эмпирически данных различий, находит свое завершение в современном неопозитивизме, в понимании всеобщего как чисто лингвистической категории, как факта «языка». Объективное значение всеобщего как закона, управляющего движением единичных вещей, отстаивают, с разных позиций, представители материализма (Б. Спиноза, Л. Фейербах) и объективного идеализма (Г. Лейбниц, Г. Гегель). Диалектика отношения всеобщего к особенному и единичному наиболее полно представлена в логике Гегеля.

В философии диалектического материализма всеобщее в мышлении понимается как форма отражения объективного единства многообразных явлений природы и общества в сознании человека. Как таковое оно выражается в сознании не в виде абстракции, фиксирующей тождество всех единичных и особенных явлений друг другу в отвлечении от всех их очевидных различий, а в форме системы абстрактных определений, отражающих тождество различий, тождество противоположностей, в движении которых только и состоит реальное (конкретное) единство всех многообразных вещей (явлений) в составе некоторого целого. Абстрактно-всеобщее (т.е. всеобщее, выделенное путём сравнения и зафиксированное термином) играет в познании важную, но ограниченную роль момента, аспекта постижения конкретно-всеобщего и представляет собой скорее принцип образования общего представления. Логическим (методологическим) принципом образования понятия выступает всегда конкретно-всеобщее, выражающее «положенную нераздельность моментов в их различии», а не в их абстрактном тождестве друг другу. «...Не только абстрактно всеобщее, но всеобщее такое, которое воплощает в себе богатство особенного, индивидуального, отдельного» (всё богатство особого и отдельного!)...» – отмечал Ленин 2. «Воплощает в себе» – значит здесь: выражает непосредственно в своих конкретных определениях и притом в двояком смысле. Во-первых, в том, что оно внутри себя расчленено на особенные моменты, и, во-вторых, – в том, что данная форма реальности, будучи вполне «особенной» в ряду других особенных форм того же конкретного целого, является – и именно в силу своей особенности – всеобщим основанием всех других. Так, понятие стоимости в политической экономии выступает как всеобщее не в качестве абстракции, фиксирующей одинаковость всех явлений развитого товарного хозяйства, а как конкретное понятие, отражающее внутреннюю диалектику простой товарной формы в ее особенности и даже единичности (X товара холст = Y товара сюртук). Именно на этом пути находится всеобщее выражение всех других категорий явлений, их исторически и логически простейшая форма.

Всеобщее в диалектике понимается не как абстрактно-общее правило, под которое может и должен подводиться без противоречия каждый особенный и единичный случай, а как закон превращения (перехода) различных и противоположных явлений друг в друга, как тенденция, как общая необходимость, пробивающая себе дорогу через случайности, через свое собственное «отрицание» и «отрицание отрицания». Другими словами, каждый частный (особенный и единичный) случай, взятый порознь, может формально «опровергать», отрицать абстрактные определения всеобщего, и только вся масса таких случаев, взаимно корректирующих друг друга, реализует и доказывает («утверждает») свое собственное всеобщее. Абстрактно понятое всеобщее поэтому может стать в антиномическое отношение к формам своего собственного проявления, к своим собственным «особенным» формам (например, закон стоимости в его всеобщей форме и факт прибыли, прибавочной стоимости). Выступая в «бытии» (в природе и обществ, развитии) как закон, как необходимость взаимного полагания (перехода, превращения) различных и противоположных форм развития материи, всеобщее раскрывается в познании через конкретный анализ всей цепи таких переходов и превращений, а не через абстракцию (отвлечение) от их конкретности, от их особенностей, не через фиксацию одинакового, абстрактно-тождественного в них. Форма всеобщности, по Энгельсу, «...есть соединение многих конечных вещей в бесконечное» 3 и именно поэтому составляет форму их «внутренней завершённости» 4, внутреннюю (диалектическую) противоположность их конечности, их особенности, их единичности, их внутренней незавершённости, полагаемой извне другими вещами, другими дискретными моментами в непрерывной связи развития. Именно поэтому человеческое мышление способно выявить всеобщее в качестве внутренне необходимого момента «особенного», т.е. по необходимости ограниченного во времени и пространстве круга явлений, не нуждаясь для этого в исследовании всех явлений в бесконечном пространстве и времени, всех без исключения частных случаев. Для выявления всеобщего оказывается достаточно исчерпывающего анализа типичного «частного» случая, проверенного практикой, экспериментом.

Э. Ильенков


1 Ленин В.И. Полное собрание сочинений, т. 29, с. 327 и 316.
2 Там же, с. 90.
3 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, 2 изд., т. 20, с. 548-49.
4 Там же.