Индекс ~ Биография ~ Тексты ~ Фотогалерея ~ Библиография ~ Ссылки ~ Проект





Предыстория письма

Э.В. Ильенков

О положении с философией

[Письмо в ЦК партии]

«Эвальд Васильевич Ильенков»
Москва, 2008, с. 378-387



Положение это — чувствую себя не только вправе, но и обязанным сказать — очень плохо, если не трагично. Если мерить, разумеется, не отдельными успехами и недостатками, а той ролью, которую философия обязана играть в коммунистическом преобразовании мира.

Практически все ее влияние на события, на развитие общественных наук и естествознания приближается к нулю. Имеется в виду, разумеется, марксистско-ленинская философия, «диалектический материализм» — ибо «свято место пусто не бывает», и в той мере, в какой падает влияние материалистической диалектики, возрастает влияние других самых пестрых и многочисленных школ и концепций.

В естествознании это — неопозитивизм, — т.е. очищенная от всякого философско-мировоззренческого аспекта, чисто инструменталистски толкуемая «логика» (математическая логика). Поскольку естественники все чаще совершают набеги на область гуманитарно-социальных проблем, то оперируют они при этом чаще всего терминами кибернетики («информация», «обратная связь», «эффективность», «оптимальность», etc.). И в самих общественных науках эта тенденция очень сильна. Выступает она под благородным лозунгом «внедрения передовых методов» «естествознания в общественные науки». [378]

В гуманитарных науках чаще всего встречается другое, антропологически-экзистенциалистские построения. Отчасти их можно понять как известную реакцию на кибернетически-математическую агрессию, как попытки отстоять «несводимость» человека и всех связанных с ним понятий к естественнонаучному, математическому «описанию». К сожалению, эта тенденция выливается в оппозицию вообще к «рационализму» (ибо математическая логика претендует на монопольное представительство «научного рационализма»), сочетаясь с симпатиями к Соловьеву, к Бердяеву, — вплоть до самого откровенного слюнявого христианства...

Но самое грустное, пожалуй, это то обстоятельство, что подлинная материалистическая диалектика улетучилась и продолжает улетучиваться из политической экономии. Вот это уже совсем трагично. А это — факт.

На естествознание и гуманитарные науки вроде лингвистики, литературоведения и искусствоведения можно было бы пока махнуть рукой — в конце концов, дело не от них зависит. От политэкономии зависит если не все, то все же главное, ключевое.

А тут приходится констатировать — и это сами экономисты понимают довольно ясно, — что политэкономии социализма мы не имеем, и нет надежды, что будем ее иметь, если положение будет оставаться прежним.

Элементарная наивность, даже просто неведение относительно метода мышления, с помощью которого разработан «Капитал» К. Маркса, — это чрезвычайно характерно для экономистов, и прежде всего для ведущих. Этот факт легко продемонстрировать на текстах их сочинений.

Метод Маркса — Ленина признается (и даже отчасти применяется) ими там, где речь идет о критическом анализе «западной» экономики. Применимость его к анализу экономики нашей отрицается часто даже в общей форме, не говоря уже о том, что практически он давно и подавно не «работает».

В результате мы структуру и закономерности экономики США или ФРГ знаем лучше, чем «анатомию и физиологию» своего собственного экономического организма. Тут – полнейший эмпиризм, метод «проб и ошибок».

В разработке политэкономии социализма материалистическая диалектика в смысле Маркса и Ленина не используется. Это настолько очевидный факт, что на подробное доказательство его не хочется тратить время. [379]

И в этих обстоятельствах — полное, абсолютное и взаимное отчуждение политэкономии и философии, — отсутствие влияния философии на политэкономию, на метод ее мышления.

Разумеется, за сложившееся положение было бы нелепо обвинять философию. Она виновата столько же, сколько и все прочие. И никакие призывы к теоретикам других наук «изучать философию», так же как и призывы к философам «разрабатывать актуальные проблемы», нужные и могущие помочь теоретикам других специальностей, ничего не изменят.

Дело тут не в субъективном желании или нежелании что-то делать. Дело в более серьезных вещах.

Со стороны философии это грустное дело представляется мне следующим образом.

1. Первое, что бросается в глаза — даже без всякого особого анализа — это полнейший и абсолютнейший разброд в понимании предмета философии как особой науки, в понимании круга ее специальных проблем. Другими словами — полная разноголосица в понимании основной задачи, основной роли и функции, которую философия обязана играть в разделении труда, оставаясь философией.

Полная неясность в отношении того, что философия должна делать как философия в общем деле коммунистического строительства, чтобы вообще быть в силах помогать другим наукам и партии.

Фактически термин «философия» превратился с некоторых пор в название, обнимающее собой абсолютно ничего общего не имеющие между собой занятия. И уж подавно ничего общего с ленинским пониманием.

Чем только не занимаются наши «философы»!

Не хватит сотни страниц, чтобы перечислить все темы и сюжеты, называемые ныне «философскими».

«Философские проблемы медицинской диагностики», «философские проблемы кибернетики», «философские проблемы квантовой механики», «философские проблемы теории информации». «Ум, честь и совесть нашей эпохи». «Философские взгляды Тараса Шевченко». «О любви». Etc.

На первый взгляд хорошо: философы «помогают» теоретикам других наук, активно вмешиваются во все, связывают философию с практикой, с жизнью. Под таким красивым лозунгом все это и делается.

НА ДЕЛЕ ВСЕ ОБСТОИТ КАК РА3 НАОБОРОТ.

На деле — 95, если не более, процентов подобных сочинений представляют собой не решение «философских проблем», [380] а просто-напросто посредственно-поверхностное рассмотрение общих теоретических проблем диагностики, кибернетики, физики, химии, текущей политики, математики и прочих наук, — «философское рассуждательство» по их поводу.

Философии в собственном смысле тут вообще нет, а если и есть, то столь поверхностная, что 4 глава «Краткого курса» может показаться верхом мудрости.

Практически получается, что философия на 95 % складывается из поверхностной физики, из поверхностной истории политических учений, из поверхностной текущей политики etc.

Практически получается, что «философскими» именуются все без исключения теоретические проблемы любой науки и практики. Любая из них легко может быть названа «философской».

Что-что, а это — бесспорный факт: ленинское понимание философии как особой науки (диалектика как логика и теория познания) растворено в безбрежном море методологических проблем частных наук. Тех самых проблем, которые должны решать (и решают, не могут не решать!) сами физики, сами математики, сами экономисты, и они их решают на ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ.

«Философы» же решают те же самые проблемы на уровне дилетантском.

В итоге, физики, математики, медики смеются над «философией», которая за них и помимо их пытается решить их собственные проблемы, называя свои сочинения «философскими»...

Поэтому в глазах естественников название «философия» стало синонимом ПОВЕРХНОСТНО-ДИЛЕТАНТСКОГО освещения тех самых проблем, которые естественники решают на профессиональном уровне. Фактически это значит: марксистско-ленинское понимание философии (особого предмета ее работы) потихоньку подменено ЧИСТО ПОЗИТИВИСТСКИМ ТОЛКОВАНИЕМ.

Фактически — хотя в общем виде это и избегают говорить — философия становится просто-напросто «суммой наиболее общих выводов из положительных наук».

ТАКУЮ «философию» естественники изучать не хотят и не будут – сколько их тому ни учи, сколько их к тому ни призывай. И будут правы. Ибо они действительно «ВЫШЕ» такой философии. У такой «философии» им учиться нечему. [381]

Ибо она просто описывает, пересказывает «в общем виде» ТЕ ЖЕ САМЫЕ МЕТОДЫ МЫШЛЕНИЯ, которые они прекрасно практикуют и без философии, — просто повторяют в абстрактных терминах ТО ЖЕ САМОЕ, что делает естествознание. To есть рабски тащится в обозе частных наук.

А это получается неизбежно, если марксистско-ленинское понимание философии как особой науки, обладающей своим предметом исследования, подменено ЧИСТО ПОЗИТИВИСТСКИМ. Когда основной задачей философии считают решение «МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ СОВРЕМЕННОГО НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ», т.е. других наук...

А не своей собственной науки — философии. Философии в ее ленинском понимании.

Это неизбежно получается, когда РАЗРАБОТКА САМОЙ ФИЛОСОФИИ (разумеется, с учетом того, что делается в других науках) подменена «РАЗРАБОТКОЙ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ ДРУГИХ НАУК». А именно на это ориентировал «философов» доклад тов. Ильичева («Методологические проблемы науки», АН СССР, 1964 г.)

Он попросту некритически санкционировал от имени Партии тот реальный разброд в понимании существа и предмета философии как науки, который ДАВНЫМ-ДАВНО СЛОЖИЛСЯ И ДО ЕГО ДОКЛАДА.

Призывать «философов» к «вмешательству» в другие науки, к решению методологических проблем других наук, было бы разумно в том единственном случае, когда бы САМА ФИЛОСОФИЯ НАХОДИЛАСЬ УЖЕ НА СОВРЕМЕННОМ УРОВНЕ — на том уровне, который достигнут Марксом и Лениным.

А ЭТОГО УСЛОВИЯ НЕТ.

Поэтому вмешательство философов в методологические проблемы других наук ПРАКТИЧЕСКИ ОКАЗЫВАЕТСЯ ПОПЫТКОЙ С НЕГОДНЫМИ СРЕДСТВАМИ.

Прежде чем призывать философов к такой агрессии в методологию других наук, к «применению философии» к другим наукам, «к жизни», к практике, надо ХОРОШЕНЬКО ПРОВЕРИТЬ:

А ЕСТЬ ЛИ У НЕЕ — ЧТО «применять»? А РАЗРАБОТАНА ЛИ ДОСТАТОЧНО КОНКРЕТНО ЕЕ СОБСТВЕННАЯ ТЕОРИЯ? Теория диалектики, как логики и теории познания современного материализма (Ленин)?

Нет, нет и нет.

Есть разброд, есть каша. А от применения этой каши к другим наукам этим «другим наукам» не поздоровится. [382]

В лучшем такое применение даст некритическое обобщение (т.е. просто лишнее абстрактное описание) того, чт.е., — описание той «логики», которую и без этого практикует сознательно любой ученый.

Это — в лучшем случае. И в этом «лучшем» случае получится ТА САМАЯ ЛОГИКА, КОТОРАЯ ДАВНО СИСТЕМАТИЗИРОВАНА НЕОПОЗИТИВИСТАМИ — так называемая «логика современной науки».

Схоластизированная, — т.е. возведенная в ранг «единственной современной», – МАТЕМАТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА.

И ни в коем случае не диалектическая логика Маркса — Ленина. Ибо до нее – до ее сознательного применения — «современная наука» еще не дошла, не доросла.

Многие же философы — стараясь льстить современной науке — доказывают, что она будто бы давно переросла диалектическую логику. Вывод отсюда один — «современной науке» учиться диалектике (как логике и теории познания) незачем и нечему.

Наоборот, «диалектической логике» — НАДО УЧИТЬСЯ У ФОРМАЛЬНО-МАТЕМАТИЧЕСКОЙ «логики», надо самую диалектику РЕФОРМИРОВАТЬ, «МОДЕРНИЗИРОВАТЬ» — на основе тех принципов, которые заложили классики «современной логики» — т.е. Р. Карнап, Л. Витгенштейн, Райхенбах, Айер и другие пророки неопозитивизма, «логики современной науки».

А логическое наследие Спинозы и Лейбница, Канта и Гегеля, Маркса и Ленина – это «устаревший гегельянский хлам», это — вчерашний день логики, это логика, не соответствующая современному уровню естествознания.

И это — увы — не выдумка.

Это — та реальная программа, по которой готовит философские кадры ФИЛОСОФСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ МГУ. Основная кузница философских кадров.

А это уже не только печально, а и просто страшно. А это — факт. Факт тот, что СЕКТОР ДИАЛЕКТИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛИЗМА (кстати, один из самых малочисленных секторов Института философии АН СССР) НЕ СМОГ ЗА ПОСЛЕДНИЕ 10 ЛЕТ ПОДЫСКАТЬ СРЕДИ ВЫПУСКНИКОВ ФАКУЛЬТЕТА НИ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА, НЕ ТОЛЬКО ПРОФЕССИОНАЛЬНО СПОСОБНОГО, НО ДАЖЕ И ПРОСТО ЖЕЛАЮЩЕГО РАБОТАТЬ В ОБЛАСТИ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТИКИ. [383]

Выпускники эти просто насмешливо фыркают, услышав предложение работать в области ДИАЛЕКТИКИ КАК ЛОГИКИ И ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ МАРКСИЗМА (фи, — гегельянщина! То ли дело «логика современной науки»! То ли дело — математическая логика, кибернетика!).

Так что прежде, чем призывать философов к активному вмешательству в другие науки — в «методологические проблемы естествознания», «жизни и практики», — НАДО ВНУТРИ САМОЙ ФИЛОСОФИИ СОЗДАТЬ УСЛОВИЯ ДЛЯ ЭТОГО.

Надо кончать с разбродом в понимании САМОГО СУЩЕСТВА ФИЛОСОФИИ КАК ОСОБОЙ НАУКИ, надо навести порядок в ее собственном теоретическом багаже, надо ПОЛНОСТЬЮ ВОССТАНОВИТЬ ЛЕНИНСКИЕ НОРМЫ В ОБЛАСТИ ФИЛОСОФИИ. Восстановить ленинский уровень ее культуры и грамотности.

Иначе ничего хорошего от призывов «разработать актуальные методологические проблемы современной науки и практики» НЕ ПОЛУЧИТСЯ. Иначе философия и впредь будет существовать на уровне, который ясно виден в статье: «ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ТОРГОВЛИ АРБУЗАМИ В БОЛЬШИХ ГОРОДАХ».

Прежде всего, ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЛЕНИНСКОГО ПОНИМАНИЯ ПРЕДМЕТА ФИЛОСОФИИ КАК ОСОБОЙ НАУКИ — понимание ее в качестве ДИАЛЕКТИКИ КАК ЛОГИКИ И ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ СОВРЕМЕННОГО МАТЕРИАЛИЗМА.

Этим четко очерчиваются границы, отделяющие ФИЛОСОФИЮ как НАУКУ от псевдонаучной болтовни по поводу естествознания, по поводу политики и практики вообще, к чему в 95 случаях из 100 «философия», увы, ныне и сводится.

Сюда ни «торговля арбузами», ни «любовь», ни «информация», ни «конкретно-социологические исследования культурного уровня рабочих города Свердловска», «ни проблема анизотропности пространства» УЖЕ ПРЯМО НЕ ВЛЕЗУТ.

Тогда философы должны будут заниматься прежде всего ФИЛОСОФИЕЙ. А уже после этого и на основе этого они смогут создать философски продуманные рекомендации ДАЖЕ ПО ТОРГОВЛЕ АРБУЗАМИ, ежели в этом возникнет нужда, если сами торговцы арбузами запутаются, а «философ» ясно увидит — В ЧЕМ ИМЕННО ОНИ ЗАПУТАЛИСЬ.

Нынче же — «новаторство» в философии понимается прежде всего как стремление МОДЕРНИЗИРОВАТЬ ФИЛОСОФИЮ [384] применительно к «новейшим достижениям» математики, кибернетики, физики, политической экономии социализма, etc. — областей, которые до подлинной диалектики еще не доросли.

Поскольку это, как правило, происходит на основе ПЛОХОГО ЗНАНИЯ ФИЛОСОФИИ Маркса-Ленина, — постольку ведет прямехонько к ПОЗИТИВИСТСКОМУ ИЗВРАЩЕНИЮ ФИЛОСОФИИ.

Ярчайшим примером такого понимания становится, увы, от тома к тому «Философская энциклопедия».

Философии в собственном смысле в ней становится все меньше и меньше — в 3‑м и 4‑м томах математическая логика занимает гораздо большее место (чуть ли не вдвое!), чем ДИАМАТ и ИСТМАТ, вместе взятые.

Это — факт, который мне приходится удостоверить в качестве бывшего редактора «Философской энциклопедии». В 3‑м томе на математическую логику было запланировано около 800 тыс. знаков, а на диамат и истмат — около 600 тыс. Мало того, раздел математической логики продолжает увеличиваться за счет объема статей по диалектическому материализму. В связи с этим мне пришлось, заявив официальный протест, снять с себя обязанности редактора. В 4‑м томе положение еще хуже.

2. Главная беда нынешнего состояния философии, это — ПОЛОЖЕНИЕ С ПОДГОТОВКОЙ КАДРОВ.

И, прежде всего, философский факультет МГУ.

За последние 10 лет с этого факультета ВООБЩЕ НЕ ВЫШЛО НИ ОДНОГО СПЕЦИАЛИСТА ПО ДИАЛЕКТИЧЕСКОМУ МАТЕРИАЛИЗМУ.

Руководитель факультета В.С. Молодцов прямо и сознательно ориентировал кафедру «диамата» на разработку «философских», то бишь «методологических проблем современного естествознания». В.С. Молодцов не раз заявлял публично, что в плане разработки «диалектики вообще» ВСЕ УЖЕ СДЕЛАНО, что тут больше делать нечего.

Теперь-де все дело в том, чтобы от разговоров о «диалектике вообще» перейти к «диалектике современного естествознания» и к «диалектике современной логики».

Это у него называется «применением диалектики» к «природе» и к «мышлению».

ПРАКТИЧЕСКИ — это я могу сказать детально — дело оборачивается так, что «диалектика вообще» ОСТАЕТСЯ НА УРОВНЕ ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ КРАТКОГО КУРСА, — а ее развитие сводится на сто процентов к ПОПОЛНЕНИЮ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО [385] БАГАЖА ЧЕТВЕРТОЙ ГЛАВЫ ЧАСТНЫМИ ПОНЯТИЯМИ «современного естествознания».

4-я глава + такие понятия, как информация», «обратная связь», «генетический код», «анизотропность» etc., — вот весь состав молодцовской «диалектики природы».

НЕУДИВИТЕЛЬНО, ЧТО ТАКОЙ ДИАМАТ — персонифицированный Молодцовым, Казариновым и им подобными лекторами — НА ВСЮ ЖИЗНЬ ПРИВИВАЕТ СТУДЕНТАМ ИРОНИЧЕСКОЕ ОТНОШЕНИЕ К ФИЛОСОФИИ ВООБЩЕ.

Ни один сколько-нибудь способный студент факультета на кафедру «диамата» не идет.

С другой же стороны, вся проблема ДИАЛЕКТИКИ МЫШЛЕНИЯ передана Молодцовым на откуп КАФЕДРЕ ЛОГИКИ.

А кафедра логики (руководитель Нарский И.С.) ЦЕЛИКОМ СВЕРНУЛА РАБОТУ В ПЛАН ФОРМАЛЬНО-МАТЕМАТИЧЕСКОЙ ЛОГИКИ.

«Диалектика как логика» здесь понимается исключительно как ДИАЛЕКТИКО-МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ УСВОЕНИЕ ДОСТИЖЕНИЙ СОВРЕМЕННОЙ ЛОГИКИ. Т.е. формально-математической логики Колмогорова, Маркова, Карнапа, Шлика и др.

Над идеей «ДИАЛЕКТИКИ КАК ЛОГИКИ» на этой кафедре издеваются прямо и открыто – в лекциях, на семинарах, в докладах, в изданиях кафедры, называя эту идею «антикварной гегельянщиной», «мистикой» и тому подобными милыми словечками. И если-де Ленин ориентировал философов на разработку ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ ЛОГИКИ (диалектики как логики) – то это потому, что он «не знал еще современной логики», ее «достижений», что он сам еще находился «в плену гегелевских представлений о философии и логике» etc.

ЕСЛИ ФАКУЛЬТЕТ И ДАЛЕЕ БУДЕТ ФОРМИРОВАТЬ У СТУДЕНТОВ ТАКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ НА ФИЛОСОФИЮ, ТО МОЖНО СКАЗАТЬ УВЕРЕННО: ЧЕРЕЗ 10‑15 ЛЕТ У НАС В СТРАНЕ ВООБЩЕ НЕ ОСТАНЕТСЯ ЛЮДЕЙ, ЗАНИМАЩИХСЯ ФИЛОСОФИЕЙ В ЕЕ MAPKCOBCKO-ЛЕНИHCKOM ПОНИМАНИИ.

УЖЕ СЕЙЧАС ИХ ОЧЕНЬ МАЛО — Розенталь, Ситковский, Кедров, да группа «молодежи» от 30 до 45 лет в секторе «диалектического материализма» в Институте Философии, которая вся сейчас целиком брошена на «историю диалектики», — ВОТ И ВСЕ. [386]

Через 10-15 лет и ИХ НЕ БУДЕТ. А нового притока НЕТ.

СЛОЖИВШЕЕСЯ ПОЛОЖЕНИЕ ТРЕБУЕТ САМЫХ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНЫХ МЕР. Их две.

1. Восстановление ленинского понимания философии как особой науки — материалистической диалектики как ЛОГИКИ И ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ современного материализма. Четкое уразумение того, ЧЕМ — ПО ЛЕНИНУ — ДОЛЖНА ЗАНИМАТЬСЯ ФИЛОСОФИЯ КАК ОСОБАЯ НАУКА, чтобы не превращаться в кашу, в расплывчатое море «методологических проблем современности».

2. Радикальное преобразование ФИЛОСОФСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ. Пока не поздно надо собрать все оставшиеся кадры диаматчиков, дать им возможность подготовить себе смену, соединить диамат ПРЕЖДЕ ВСЕГО С ИСТОРИЕЙ ФИЛОСОФИИ, т.е. с профессиональной философской грамотностью, с теми традициями, в русле которых разрабатывали философию К. Маркс и В.И. Ленин.


А.Г. Новохатько

Комментарий

Текст написан, как это видно из его содержания, во второй половине 1960‑х гг. Несмотря на некоторые опасения, едва ли следует относить письмо к DUBIA. В архиве есть материалы, подтверждающие его принадлежность Ильенкову. Судьба данного письма весьма необычна. Оно появилось сначала в списках. Считать его окончательным вариантом есть все основания, но дошел ли текст до адресата (ЦК КПСС) — неизвестно.

Сохранились письма Э.В. в разные «инстанции», но, как правило, по одному и тому же поводу — «о положении с философией». И объединяет их одно — они написаны в те горькие для Э. В. времена, когда идеологическая и чиновничья травля приобретала наиболее изощренные и циничные формы.

В чем особенности данного письма? Отражают ли они реальные надежды Ильенкова на то, что переломить в лучшую сторону ситуацию в гуманитарных науках, и прежде всего в философии, все же удастся? Ответить на эти вопросы и легко, и трудно. С этим согласится каждый, кто хотя бы отчасти знал и понимал Ильенкова.

После фактического изгнания из МГУ в 1953 г. (за так называемые «гносеологические тезисы», написанные совместно с В.И. Коровиковым) преследование не ослабевало, а только набирало силу, поскольку к испытанным университетским бойцам подключалась более тяжелая артиллерия — акад. Г.Ф. Александров, заведующий редакцией издательства «Наука» Кондаков, акад. П.Н. Федосеев, Е.Д. Модржинская, а в конце жизни директор Института философии Б.С. Украинцев и его окружение. Работать далее невозможно. Молчать? Жить (быть) вне философии — Э. В. уже не мог... [387]