Индекс ~ Биография ~ Тексты ~ Фотогалерея ~ Библиография ~ Ссылки ~ Проект





Могучий союзник в борьбе за коммунизм

«Советская культура», 2 августа 1960


Так радостны, так праздничны ставшие уже традиционными встречи руководителей партии и правительства с деятелями советской культуры, а не одной лишь своей праздничностью отличаются они: на этих встречах затрагиваются самые важные проблемы развития искусства и литературы, высказываются глубокие мысли, освещающие пути борьбы за великое коммунистическое искусство.

К числу таких важнейших партийных указаний, определяющих роль искусства в нынешних условиях – в условиях развернутого строительства коммунистического общества, относится сформулированная в речи товарища М.А. Суслова мысль о том, что призвание советской литературы и искусства – пробуждать в каждом человеке творца и созидателя. В этих словах выражена одна из главных особенностей искусства социалистического реализма.

Когда раздавались в прошедшие месяцы голоса «ниспровергателей искусства», считавших, что в наш «технический век» искусство утрачивает свою былую роль, то сразу обнаруживается однобокость таких взглядов. Теперь можно сказать, что подобные взгляды не просто однобоки, но и глубоко ошибочны, ибо сводят на нет ту несомненную и могучую роль искусства, которая заключается в пробуждении творческого, активного начала в каждом человеке.

Конечно, успехи современной техники поистине головокружительны. Но, восторгаясь ими, никогда не следует упускать из виду простую истину: техника не растет сама по себе, как трава в поле. Ее творят люди. Уровень развития их творческих способностей и есть подлинная мера богатства общества. Если мерить этой дальновидной мерой, то мы уже сегодня бесконечно богаче, чем высокотехничная Америка.

Искусство – не простое украшение часов досуга. Оно вторгается в жизнь, заполняет ее и активно формирует человека-творца. Воспитывая чувства, оно развивает способность видеть окружающий мир глазами повелителя природы, глазами ее преобразователя. Человека, активного в производственной и общественной жизни, отличает умение видеть новое, а это умение неразрывно связано с творческой фантазией, с силой творческого воображения.

В фильме «Жуковский» есть хороший эпизод: Жуковский, целиком погруженный в теоретические размышления о наиболее целесообразном профиле крыла, идет под дождем. Ему надо перейти, он, естественно, не хочет замочить ноги. И видит: посредине ручья лежит кирпич. Можно было бы ступить на этот кирпич и шагнуть дальше. Жуковский же вместо того, чтобы наступить на кирпич, всматривается в него – и вдруг кирпич меняет свою форму, меняется и обтекающая его струя воды, изменяется характер завихрений потока... На лице Жуковского – радость облегчения: вот он, принцип решения, вот она, общая идея расчетов.

Это тот самый момент, когда сработала драгоценная способность – сила воображения: она-то и позволила «увидеть» факт так, что в нем открылось новое, большое, общезначимое.

Если лишить человека этой способности, он превратится в плохое подобие счетно-вычислительной машины. Как-то раз в зале Дома актера я слушал доктора математических наук, который объяснял собравшимся, что в принципе машина способна все делать, и может статься, что человек окажется перед этой машиной в таком положении, в каком находится младенец перед нами, взрослыми. Машина может писать стихи; лектор прочел этих стихи, которые неразборчивый журнал вполне мог бы напечатать. То же с музыкой. В Англии проделали эксперимент: дали машине задание, и она написала эстрадную песенку, которая не хуже многих эстрадных произведений, исполняемых в Англии. Обо всем этом лектор рассказывал с увлечением.

Но можно ли забывать, что ни к какому творчеству машина органически не способна? Она «видит» и «узнаёт» только то, что заранее вложили в ее «память».

Творческое начало воспитывается в каждом человеке всеми условиями социалистической общественной жизни. Ценнейшие формы этой способности развивает в людях искусство.

Подлинно человеческая деятельность, как учит марксизм, есть деятельность свободная, подчиняющаяся законам красоты. Такая деятельность несовместима со штампом. Действие по заранее заданному штампу не рождает красоты, а дает в лучшем случае лишь ее ловкую имитацию: машина может писать даже «под Пушкина», но нового Пушкина из нее не получится.

У деятельности по законам красоты есть еще один коварный враг: произвол. Он часто крикливо маскируется под «свободу». Разнузданный произвол воображения, знакомый нам по произведениям современной западной живописи, постоянно прикрывается «свободой творчества», «свободой воображения». Но воображение сюрреалиста Сальвадора Дали совсем не свободно. Его основной принцип – рабское подчинение кисти «подсознательному», то есть грубо физиологическим мотивировкам. Это такая «сила воображения», которая распоясывается там, где выключена разумная воля, – в кошмарно-болезненных сновидениях.

Творческое воображение подлинного художника сдвигает и преобразует образы внешнего мира, но это изменение диктуется и руководствуется жизненно-реальной задачей, на службу которой сознательно ставит себя художник. Передовое реалистическое искусство воспитывает в людях умение и желание изменять реальный мир сообразно высокому общественному идеалу, а не по штампу и не по произвольному капризу.

Творческий подход к делу всегда связан со способностью представить себе, осознать целое еще до того, как будут тщательно проверены все его детали и частности. Архитектор создает в фантазии контуры здания до того, как в действие вступает педантичный инженерно-математический расчет. Здесь работает та самая сила воображения, которая позволяет активно видеть реальный мир под особым – творческим углом зрения.

Противополагая свой метод мышления гегелевскому, Маркс говорил, что исследуемый предмет – конкретное живое целое – и должен постоянно витать в нашем представлении как предпосылка. Нужно ли доказывать, что держать в представлении такое грандиозно-сложное «целое», как капиталистическая формация, не так легко и просто. Без высокоразвитого умения видеть, без развитой силы воображения этого сделать нельзя. Этой способностью Маркс во многом был обязан искусству. Не даром он никогда не расставался с творениями Софокла и Шекспира, Мильтона и Гете, Данте и Гейне.

Молниеносная быстрота и точность ленинских реакций на события, умение по детали сразу схватить общий смысл больших общественных сдвигов – все эти качества свидетельствуют также и о той большой роли, которую играло искусство в жизни Ленина.

Искусство всегда было и остается могучим и верным союзником марксистско-ленинского мировоззрения, его большим и умным другом.

Современная техника, освобождая людей от машинообразного труда, все настойчивее будет требовать от них творчества. Свободное время при коммунистической организации труда – это время для развития высших творческих способностей, время для упражнения сил человека в науке и искусстве.

Коммунистическое строительство – великая школа творчества для миллионов людей. И чем шире развертывается в нашей стране массовое творчество в труде, тем серьезнее и глубже становится интерес к искусству. В этом нет ничего случайного. Искусство – верный помощник партии и народа в борьбе за коммунизм.

Э. Ильенков,
кандидат философских наук